О Туркменистане  |   Новости Туркменистана  |   Гостиницы Туркменистана  |   Рейсы в Туркменистан  |   Вопросы-ответы      


Время в Ашхабаде

 
 
 
 
 
 

Добавить отзыв

Отзыв об инфо-туре в Туркменистан
Откройте Туркменистан вместе с OrexCA.com

План

1-й день: Ташкент - Ашхабад
2-й день: Ашхабад - Кипчак - Геок - Тепе - Ковата - Нохур - Кызыларват - Каракала (345 км)
3-й день: Каракала - Мадау - Дехистан - Машад Ата - Балканабад (370 км)
4-й день: Балканабад - Янги Сув - Гёзли Ата (183 км)
5-й день: Гёзли Ата - Камал - Ата - Туркменбаши - Аваза (470 км)
6-й день: Аваза - Туркменбаши - Балканабад - Кызыларват - Ашхабад (550 км)
7-й день: Ашхабад - Аннау - Нисса
8-й день: Ашхабад - Туристическая Выставка, Национальный Музей
9-й день: Ашхабад - загородный базар - Дарваза - Лебап
10-й день: Лебап - Куня Ургенч - Нукус - Ташкент
Заключение

1-й день: Ташкент-Ашхабад
Путешествие в Туркменистан началось с непродолжительного перелета Ташкент-Ашхабад рейсом Uzbekistan Airways. Полет продолжался всего 1 час 40 минут и показался легкой прогулкой, тем более время вылета было в 14.00 и самолет RJ-85 вместе обеспечили прекрасное путешествие.

Мы путешествовали тесной компанией в составе меня и моих старших коллег по OrexCA.com Михаила и Леонида.

По прилету в Ашхабад нас встретил средних для региона размеров аэропорт золотисто-оливкового оттенка с красной башней аэронавигации. Места стоянки возле аэровокзала были заполнены ближними и средними магистральными самолетами Б717 и А320. Визовые формальности прошли на удивление быстро. Офицеры пограничной и иммиграционной служб, во-первых, приветствовали всех гостей фразой "Добро пожаловать в Туркменистан", а во-вторых, всячески направляли поток пассажиров, не допуская образования толпы, сортировали пассажиров по типам получаемых виз, и вследствие этого процесс пересечения государственной границы был организованным и быстрым. Наша группа из трех человек прошла все этапы контроля за 15 минут!

Для меня все эти, казалось бы, мелочи, стандартные в аэропортах запада, казалась в диковинку в Ашхабаде, после привычных очередей и хамства в других аэропортах региона.

Памятник Ниязову и ахалтекинским скакунам Из-за неточности в расписание мы немного разминулись с нашими встречающими, сотрудниками фирмы "ОВАДАН ТУРИЗМ". Как опытные путешественники, мы решили дожидаться их в зале ожидания аэропорта. За небольшое время ожидания в аэропорту нам стало известно, что в Туркменистане запрещается курить в любых общественных местах, будь то общественные здания и учреждения, либо улицы города. Меня как некурящего это очень обрадовало и впечатлило. Еще запрещено плевать на улицах и грызть семечки, это вообще невероятный факт для Средней Азии, да и что греха таить, для всей Восточной Европы.

Мы бурно обсуждали даже те первые факты, которые нам пока удалось наблюдать, и этим мы помогли встречающим найти нас.

Новостройки Ашхабада Нас встретили гид с испанским языком Карина и водитель Андрей. Во время короткой поездки в офис "Овадана" я с большим интересом смотрел в окно, пытаясь разглядеть в сумерках Ашхабад, город, про беломраморные здания которого я столько читал и слышал. По дороге кроме памятника Огуз хану не получилось увидеть ничего монументального. Однако на улицах царила чистота и порядок, дороги были в отличном состоянии, на которых было заметно много новых и дорогих иномарок. Все автомобили в потоке соблюдали скоростной режим и не совершали резких маневров, на дороге чувствовалась непоказная дисциплина и порядок, что тоже было приятной неожиданностью по сравнению с рутинной анархией в соседних странах.

Нас привезли в офис компании "Овадан", который располагался в здании одноименного Дома культуры и быта. Узнав про социальные дотации государства (120 литров бензина в месяц, газ и электричество плюс ипотека практически бесплатно), которые предоставляет уважаемый президент (так говорят про Президента в Туркменистане), я стал считать, что вездесущие портреты национального лидера - это лишь малая дань уважения со стороны народа за эти немыслимые в современном мире блага для простого человека. Такая "газовая рента" может служить ярким примером справедливого распределения доходов от эксплуатации природных богатств страны среди населения, на пространстве СНГ это единственный пример.

Кукольный театр в Ашхабаде Наверху нас встречала дружная команда наших будущих провожатых во главе с Ата. Ата на туркменском значит отец, это принятое также обращения к старшему в роде и знак большого уважения, и за время поездки Ата стало для нас самым подходящим обращением, к нашему гостеприимному хозяину - Сапарклычу Рахмановичу. Ата оказался очень колоритным мужчиной средних лет с длинными вьющимися волосами и благородной проседью, с хорошо очерченными волевыми чертами лица и орлиным носом, придававшим его облику черты сицилийского дона, нет, точнее, колумбийского барона, в общем, уважаемый Ата выглядел, как глава большой "семьи" или "картеля".

Как я уже сказал выше, Ата очень удачно разместил и назвал свою компанию, а также открыл одноименной ресторан в том же здании в центре Ашхабада. После взаимного представления мы проследовали в ресторан, где уже было достаточно многолюдно, за столами сидели россияне - газовики-нефтянники и испанский турист, сразу же защебетавший с Кариной. Ресторан был оформлен в национальном стиле, с неизменным декором из туркменских ковров и старинной кухонной утвари, в конце зала была небольшая сцена. Одна из стен была полностью занавешена огромным ковром с вытканной картой Великого Шелкового пути с политкорректно указанными столицами соседних "станов", некоторые из которых, правда, не успели поучаствовать в международной торговле шелком, по причине проживания титульной нации в те времена на территории Сибири.

Монумент Независимости В ходе ужина к группе присоединились наши коллеги из другой туристической компании, которые начали инфо-тур ранее. Меню было типично для нашего региона и включало в себя набор салатов и мясное ассорти из местных мясных продуктов. Так как мясо в Туркмении продают не килограммами, а баранами и поэтому местные колбасы оказались отменного качества. Салаты по вкусу не отличались от подаваемых в Ташкенте, вкус овощей и фруктов был также схож с привычным, то есть очень сочным и сладким. Интересной деталью было наличие на столе и традиционных корейских салатов, таких как "морковча" и "чимча". Однако я за все время поездки, сколько ни старался, не увидел, ни одного представителя корейской диаспоры в Туркменистане. Ситуация прояснилась только в последние дни поездки, когда на ашхабадской толкучке я увидел на прилавке оранжевую гору морковчи и пожилую туркменку рядом. Как ни крути, а совместное проживание в многонациональных государствах, как минимум, обогащает национальную кухню.

Один из великих деятелей Туркменистана Следующей особенностью достархана было присутствие на нем подносов с традиционной туркменской выпечкой. Выпечка представляла собой средних размеров пирожки, напоминающие то ли крупные вареники, не то небольшие чебуреки. Начинка была самой разнообразной - картофельное пюре, мясной фарш и тыква. Тесто было пресным и нежирным и выпекалось в духовке или в тандыре. Все это делало выпечку очень вкусной и легко усвояемой организмом, и немудрено, что подносы с выпечкой менялись чаще всего. Для меня именно эта выпечка оказалась первым истинно туркменским блюдом.

Затем подали плов, который разительно отличался от узбекского, хотя и был приготовлен с желтой морковкой (желтая морковь встречается только в ЦА). Вместо привычного круглого блюда - лягана, кушанье подали на длинных продолговатых подносах, а самое главное отличие было заключено в рисе, ведь при приготовлении использовался иранский длинный твердотельный рис - бирияни. По вкусу блюдо своим ничем не приглушенным мясным ароматом и царскими кусками баранины, с редкими золотистыми вкраплениями моркови очень напоминало афганский плов - бухари. В общем, туркменский плов - это здоровая пища для мужчин, воинов, путешественников и спортсменов, а также всех тех, кто выполняет серьезную физическую работу в экстремальных условиях.

Фольклорное шоу После обильной трапезы последовало фольклорное шоу, две девушки и двое парней грациозно исполняли народные танцы под аккомпанемент зажигательного барабанного ритма. Я думаю, сразу стоит отметить, что туркмены - это один из красивейших тюркских народов. Подавляющее большинство населения обладает ростом выше среднего и стройной фигурой. Это связано с тем, что народ сочетает в себе жизненную силу и здоровье кочевников тюрков-монголоидов вместе с утонченностью черт и ростом парфян-европиоидов.

Фольклорное шоу Танцы стали для меня прекрасным и зрелищным доказательством такого исторического факта, что Кавказ издавна испытывал влияние тюрков, плодами этого влияния являются знаменитые кавказские папахи, которые являются национальной головным убором туркмен, смертоносные шашки также пришли на Кавказ и к арабам как национальное оружие туркмен-сельджуков, которое идеально приспособленное для боя на полном скаку, а главное неакадемическое доказательство тому можно увидеть в движениях и бешеном ритме туркменских танцев, и чью последующие интерпретацию мы знаем под названием лезгинка

Церемония выкупа невестыАртисты помимо танцев очень колоритно разыграли церемонию выкупа невесты, с гостями банкета в качестве непосредственных участников.

После ужина меня ждало еще одно яркое впечатление, связанное с размещением на ночлег в квартире Ата. Квартира располагалась в высоком 12-этажном здание облицованным стандартным белым натуральным мрамором, высота же здания в реальности соответствовала 16 этажному дому из-за 4.75 метровых (!) потолков в квартирах. Здание было оборудовано скоростным японским лифтом и комнатой консьержа, в общем для Средней Азии это просто фантастика.

2-й день: Ашхабад - Кипчак - Геок-Тепе - Ковата - Нохур - Кызыларват - Каракала (345 км)

Второй день моего инфо-тура начался рано около 05.00 утра. Сон на новом месте был нарушен звуками текущей воды в ванной комнате, которая как раз была напротив двери в комнату, где я ночевал вместе с Леней. Я очень серьезно воспринял слова нашего хозяина и провожатого Сапарклыча, о том, что удобств в дороге будет минимум (тогда я еще не успел освоиться с его полушутливой манерой общения) и, улучив момент, зашел в ванну.

Горячий душ смыл остатки сна, и за окном как раз взошло солнце, я выглянул в окно и с огромным интересом стал осматривать панораму чудесного города, в которой мне посчастливилось попасть. Наша высотка стояла в одной линии с другими подобными дома, и чуть впереди были трехэтажные здания кафе и магазинов, а через дорогу находилась тенистая ивовая аллея с фонтанами. На заднем плане правее в лучах восходящего солнца четко выделялись на фоне гор высотные дома и административные здания центра Ашхабада.

После завтрака вся группа спустилась вниз, и мы познакомились с нашими провожатыми. Вид и настрой этих людей сразу настроил мажорную хорошую волну. Мне центральной фигурой был, конечно, Ата, но под стать ему оказались и его коллеги первой, конечно, стоит представить гида Кристину, которая, являясь урожденной голландкой, нашла свое счастье в Туркменистане. Вторым был прирожденный виртуозный водитель Миша, за ним шел зоркий Баймурад, водитель второй машины, третьим был дядя Андрей, человек с огромным жизненным опытом, и замыкал цепочку стажер компании Фара, отставной сержант и мастер спорта по дзюдо.

С самого раннего утра, второй день путешествия был богат яркими впечатлениями и приятными неожиданностями. Итак, по порядку, первой приятной неожиданностью был тип автомобиля, на котором предстояло совершить маршрут. Мне выпала реальная удача путешествовать на Chevrolet Suburban. Это огромный внедорожник белого цвета, легко и комфортно вмещающий в 8 человек плюс полный багажник вещей, необходимых в дальней дороге.

Мечеть Духовность Туркменбаши Первой точкой маршрута было село Кипчак, родовое селение первого Президента Туркменистана Сапармурата Ниязова, вошедшего в историю под именем Туркменбаши. Основной достопримечательностью этого места является величественная мечеть называемая "Духовность Туркменбаши". Мне трудно найти аналог этой мечети среди современных образцов культовой архитектуры стран Центральной Азии. Это уникальное сооружение по своим размерам и богатству убранства, чей полностью покрытый сусальным золотом купол, занесен в книгу рекордов Гиннеса, как самый большой в мире, а пол застелен огромным сотканным вручную ковром. На мой взгляд данную мечеть можно уверенно сравнить по богатству отделки лишь с мечетью Шейха Заеда в городе Абу Даби, столице О.А.Э.

Геоктепе. Мечеть Сапармурата Наджи Далее, в 30 километрах от Кипчака находятся руины крепости Геок-Тепе, взятой войсками генерала Михаила Скобелева после ожесточенного штурма во время присоединения Закаспийского края к России. Своим мужественным сопротивлением туркмены-текинцы заслужили уважение русского генералитета, как достойные противники и поэтому они единственные из народов Средней Азии удостоились чести служить в действующей армии во время первой мировой войны в так называемой "дикой дивизии". Эта дивизия, сформированная из "инородцев" Северного Кавказа и текинцев, наводила ужас на австрийцев и немцев своей нетрадиционной тактикой, презрением к смерти и яростью в рукопашном бою. А при советской власти дольше всего организованное басмаческое движение продолжалось в Туркмении и закончилось только после смерти его предводителя Джунаид хана. Однако в настоящее время в Туркменистане, как и в других странах Средней Азии, деятели так называемого "повстанческого движения", как и "коллаборационисты" из лица местного населения, сотрудничавшие с Советами, преданы одинаковому забвению, как равно чуждые новой идеологии.

В целом руины не представляют особого интереса, так как глинобитную крепость после штурма сравняли с землей, а сопротивляющегося врага вырезали, чтобы другим туземцам неповадно было, и сейчас от нее остался лишь невысокий пологий холм, обнесенной новоделом невысокой глинобитной стены на котором посредине, построена соборная мечеть и исторический музей. Эта мечеть интересна лишь тем, что это первая из крупных мечетей, построенных в излюбленном Туркменбаши "мавританско-османском" стиле в 1994 году.

Музей представляет собой современное здание, само собой разумеется, облицованное белым мрамором, внутреннее содержание которого представляет собой нетворческий синтез экспозиции музея истории Тимуридов в Ташкенте и зала музея туркестанского военного округа, посвященного борьбе с басмачеством. Несколько забавной мне показалась одна витрина, в которой были выставлены кандалы, колодки, крючья, и прочие не соответствующие Гаагской конвенции орудия обращения с пленными, сопровождающиеся надписью "Орудия труда туркмен второй половины XIX века"…

Закончив с осмотром Геок-Тепе, караван двинулся дальше и спустя 20 минут мы уже подъехали к небольшой ферме. Там содержался в двух загонах небольшой табун лошадей. И это была огромная радость пообщаться с этими прекрасными и умными животными, которым сразу же было скормлено все имеющиеся на руках съестное, а лошади перестали дичиться и довольно фыркая, давали возможность прикоснуться к своим гривам. На мой взгляд, такого рода "иппотерапия" прекрасная возможность для горожанина расслабится и забыть о техногенном стрессе.

Пещера Ков Ата В 90 километрах от Ашхабада находится Бахарденское ущелье и пещера Ков Ата с термальным сероводородным озером внутри. Я не буду оригинальным, если сравню спуск в эту пещеру сопровождающий ощутимым запахом серы, со спуском в преисподнюю. Вход в пещеру представляет собой пролом в скальной породе размером примерно 10 на 15 метров, с круто уходящей вниз бетонной лестницей. После 40 метрового спуска по лестнице в глубину пещеры ведет обустроенная дорожка с лампами стилизованными под факелы по краям, которая спускается вниз по коридорам пещеры.

Пещера Ков Ата Как только вход скрывается за поворотом и единственным источником света остаются лампы и редкие лучи солнца, падающие отвесно вниз с почти 80-ти метровой высоты, вот тогда становится слегка не по себе от накатывающий клаустрофобии, но это чувство сразу перебивается веселыми голосами, раздающимися впереди, вместе со звуками плескающейся воды и радостным предвкушением купания. По краям расширяющейся галереи в потемках стоят заполненные одеждой раздевалки и скамейки, а сама галерея заканчивается широкой площадкой с ограждением, которая высится почти 10-ти метровым утесом, под которым плескаются изумрудные теплые воды подземного озера. К воде ведет довольно крутая бетонная лестница и заводь под утесом заполнена разнополым народом, среди которого были и русские и туркмены, молодые и пожилые.

Пещера Ков Ата Первоначально я не собирался купаться в Ков Ате, так как не хотелось "благоухать" сероводородом в пути, но по мере спуска и осознания уникальности места, мое решение изменилось. Кроме того, наш сопровождающий Фара вызвался принести полотенца из машины. Найдя укромное место, я быстро разделся и, не ощущая никакого холода, несмотря на то, что на дворе был ноябрь, спустился к воде. Теплая вода, как в слегка остывшей ванне, ласково приняла мое тело; осмотревшись, я заметил рядом Владимира Федоровича, Гену и Мишу, спускавшегося по лестнице. Мы были единственными из группы, которые решили искупаться. Разумеется, нас сразу потянуло на приключения, и мы поплыли вдаль, где зияла кромешная темноты, однако, спустя некоторое время нас остановил окрик смотрителя, который незаметно сидел на камнях чуть позади купальщиков. Это купание, без сомнения было для меня ни с чем не сравнимым опытом, прежде всего из-за размеров и глубины вмещающей озеро пещеры, особенно это почувствовалось, когда один из нас попытался проверить глубину. Это закончилась для него экстренным всплытием и судорожными попытками отдышаться, и в результате дна он так и не достал...

После купания нас ждал великолепный молотый шашлык в чайхане, что находилась у подножия пещеры, в это время исподнее и полотенца сохли на крышах машин. Во время трапезы наш гостеприимный хозяин Сапарклыч ага рассказывал, как в "девяностые" ему дали в аренду это прекрасное место, и что он пытался его облагородить, и он наглядно показывал контуры бассейна, остатки капитального забора…

Катание на национальных традиционных качелях Затем последовал очередной перегон по все еще хорошей дороге, по ходу которого довелось наблюдать один довольно интересный способ отмечать мусульманские праздники в Туркмении. На Курбан-байрам - это мусульманский праздник жертвоприношения, на центральных площадках кишлаков и по обочинам больших дорог устанавливаются большие и высокие качели, на которых одновременно могут кататься 4 человека, обычно это два парня по краям и две девушки между ними.

Горы Копетдага По народным поверьям, катание на качелях во время Курбан-байрама уносит грехи и болезни. Надо отметить, что это традиция пользуется народной любовью, так за все время пути мы не видели пустых качелей и также соответствующей организацией со стороны местных властей, качели ставятся за государственный счет, рядом устанавливаются динамики и транслируется веселая национальная "попса", а неподалеку находятся кареты скорой помощи, так как качели высотой с трехэтажный дом, а у молодежи кровь горячая.

Дорога в горный кишлак Нохур Вскоре мы свернули вправо и стали двигаться в сторону гор. Я с интересом смотрел в окно и отметил, что горы Копетдага заметно отличались от предгорий Тянь-Шаня, к которым я привык в Узбекистане. Прежде всего, они практически лишены зелени, отсутствуют горные речки-саи, склоны гораздо более крутые, и особенно бросалось глаза, то, что по обочине серпантина валялось огромное количество скальных отщепов, по форме напоминающих длинные не то листья, не то стебли алоэ. Сама дорога была в сильно запущенном состояние и явственно чувствовалось, что мы едем в достаточно отдаленное и уединенное место.

Горный кишлак Нохур Этим местом оказался удаленный на 145 километров от Ашхабада горный кишлак Нохур. Это очень старое поселение находящиеся в одноименной долине, на низких берегах маленького практически пересохшего сая. Дома стоят по правому и левому берегам, то и дело взбираясь на склоны гор.

Разрушающийся купол домашней молельной комнаты в Нохуре Вообще впечатление от этой местности и селения было такое, что это не Центральная Азия, а Кавказ, причем северный, начало горного Дагестана. Сложенные из камня дома сильно напоминали сакли горцев, а в некоторых домах виднелись разрушающиеся небольшие купола домашних молельных комнат, и самой собой напрашивалась параллель о сходной степени набожности жителей.

Следующий объект, который буквально приковал мое внимание, была огромная старая чинара. Я сделаю акцент на слове старая, так как в большинстве путеводителей по Центральной Азии у практически всех зданий и вещей стоит прилагательное древнее. Хотя, в лучшем случае, определенные этим словом предметы датируются поздним средневековьем. По ширины ствола и высоте возраст нохурской чинары можно оценить как минимум в восемьсот лет, так как ее размеры превосходят известную мне чинару в горном городке Ходжикент Ташкентской области, чей 600 летний возраст достоверно установлен.

Нохурская чинара Увидев это творение природы, вся группа окружила чинару, и начался оживленный обмен мнениями по поводу ее возраста, тогда как самые неугомонные туристы и их сопровождающий полезли на дерево. Первым туда забрался сержант запаса туркменской армии и действующий мастер спорта по дзюдо Фара, за ним Миша, за ними я. Честно признаюсь, что залезть на 4 метровый ствол и осмотреть окрестности с небольшой площадки между ветвями было гораздо легче и приятней, чем попытаться слезть оттуда.

Нохурская чинара По тому пути, по которому мы залезли слезть не получалось. Здесь опять оказался незаменимым Фархад (Фара), который как кошка, меняя точки опоры, слез вниз через дупло, которое проходило полутораметровой "шахтой" сквозь ствол от площадки у основания ветвей-стволов до самой земли. Я последовал за Фарой и полез кормой вперед в дупло, нащупал ногами выемки в стволе, и тут наступил ступор, так как дальше достать до следующей точки не получалось, а прыгать спиной вперед с 3 метровой высоты тоже было не вариантом, так как при приземлении нельзя было сгруппироваться и можно было легко поломать ноги. А сверху еще что-то ворчал Миша, что ты, мол, там застрял. Положение спас Фархад, который догадался залезть по стволу вверх и подставить свои руки мне под ноги, сделав их своеобразной точкой опоры, это позволило мне начать двигаться вниз и занять удобное положение для прыжка.

Благополучно приземлившись и немного хромая, я вышел из дупла и успел поучаствовать в фотосесси возле ствола. Кстати, Миша, который выше моего 183-сантиметрового роста на 10 см, тоже не нашел лучшего варианта, как воспользоваться помощью Фархада, благо ему сверху никто на нервы ни действовал…

Данное восхождение обернулось для меня травмой мениска, поэтому рекомендую все-таки сдерживать свои мальчишеские порывы.

Горный кишлак Нохур Мне также показались очень интересными колонны балаханы заброшенного дома, где стояла наша чинара-рекордсмен. Крыша терассы-балханы подпиралась деревянными колоннами с капителью, очень похожей на капители греческих колон. Тем более, что местные жители и наши гиды утверждали, что нохурцы ведут свое происхождение от воинов Александра Македонского. Это типично для Средней Азии, где все любят приписывать себе происхождения от голубоглазых блондинов - арийцев, ахейцев или македонян, которые по каким-то странным обстоятельствам вдруг стали народами с той или иной господствующей степенью монголоидности.… И в самом деле, присмотревшись по лучше, я разглядел в форме капители стилизованное изображение бараньей головы с рогами, которая оказались племенным тотемом нохурцев.

УАЗ с гранатами Далее наша группа прошла двести метров вперед вслед за машинами. Они остановились на небольшой площадке посреди главной улице аула, которая использовалась как небольшой рынок, на которой стоял разбитый, но еще на ходу УАЗ, заполненный ящиками с мелкими гранатами. Чуть позади стояли частные дома, в калитку ближайшего нас пригласил пройти наш провожатый.

Носительница древних традиций Во дворе дома в небольшом двухярусном дворике находилась еще одна огромная чинара, которая была уже первой, и определенно моложе, но тоже впечатляла, своими размерами. Из Г-образного дома довольно резво выскочила древняя, напоминающая бабу-ягу, старуха и стала раскладывать на каменный бордюр второго уровня дворика горные травы и нехитрые сувениры, бормоча что-то по туркменски. Рядом с ней лежали старые жернова, которые имели довольно заслуженный вид. Вообще вся атмосфера выделялась своим каким-то вневременным контекстом. Эта бабушка, которая не понимала русского языка, хотя прожила практически всю жизнь в СССР, и эта чинары, растущая сквозь века, эти грубо сложенные из рваного камня стены дома, и бездонная синяя высота неба, делали этот дворик своеобразным дном колодца из какого-то другого измерения.

Ткачиха Нас гостеприимно позвали внутрь дома, жилые помещения которого равнялись размерам трехкомнатной хрущевки, и в котором, как оказалось, проживало две семьи. Мы прошли в первую, самую просторную комнату, где стоял настоящий ткацкий станок, и была явственная, без всякой иронии, примета "Золотого Века" туркмен - железная грубо-сварная печка буржуйка с весело горящим голубым огоньком бесплатного газа.

Пришла хозяйка и показала свое уменье управляться с ткацким станком, который в ее руках не был привычным музейным экспонатом, как в какой-нибудь этнографической деревне, а живым воплощением продолжающихся традиций старого ремесла, настоящим кормильцем семьи.

Эклектика по-туркменски Еще одна деталь скромного интерьера этого жилище вызвала мой интерес, так как она была прекрасным и естественным примером толерантности традиционного ислама Средней Азии. На стене комнаты, посредине, висела кибла - указатель на Мекку, совмещенная с расписанием молитв, а чуть правее, на соседнем гвозде, висели настенные часы, на которых фоном циферблата было картинное изображение Христа Вседержителя, которые обычно встречаются в агитационных материалах христианских миссионеров. Вообщем, мне очень понравилась это невинная эклектика хозяев.

Изделия народного промысла Отвлекая от "глубоких" мыслей, меня позвали в другую комнату, которая оказалась отдельными апартаментами, и предложили попробовать жареной козлятины. Так я впервые откушал бренное тело козы. Хозяйка как бы невзначай разложила свои шелка и изделия из шерсти, я и с удовольствием и за символические деньги купил великолепный отрез материи с национальным орнаментом. Рядом дочка хозяйки делала уроки, и эта довольно симпатичная девочка, которая, правда, совсем не хотела позировать нашим фотографам, старательно вычерчивала, лежа на ковре, упражнения из учебника по черчению за 8 класс.

Приготовление уроков Вспоминая свои школьные годы, могу сказать, что упражнение, которое она выполняла, было довольно сложным, а комната без стола и поза лежа на животе - совсем неудобной. И эта, казалось бы, совсем обыденная ситуация была для меня прекрасным примером тяги к знаниям ребенка и эффективности труда учителя, который в сельской глуши сумел привить любовь к своему предмету и добиться выполнения домашний работы сельским ребенком, у которого столько других первоочередных забот в его нелегкой жизни в горном ауле.

Ванная комната Выйдя опять во двор, я осмотрел хозяйственные пристройки усадьбы. Одна из пристроенных к забору комнат была приспособлена под ванную, в который горел вечным огнем газовый обогреватель, а посередине находилась небольшая бетонная ванна с приставленным металлическим ведром. Я поймал себя на мысли, что если произойдет какой-либо глобальный катаклизм, то в жизни этих людей в целом, и в этой ванной комнате в частности, исчезнут лишь свет и газ, которые заменит кизяк, а все остальное останется по-прежнему. В этом преимущество нохурцев, да и всех сельских жителей перед нами, горожанами, потерявшими связь с землей и обреченными в случае чего на голод и холод в своих железобетонных муравейниках.

Кладбище Закончив посещение усадьбы с чинарой, мы, наконец, расселись по машинам и поехали по узким улочкам кишлака. Следующая остановка была возле сельского кладбища. На погосте тоже было на что посмотреть. Помня об уважении к усопшим, мы зашли на территорию, где все надгробные столбы были увенчаны козлиными либо бараньими рогами, а на некоторых табличках были нарисованы красные тюльпаны.

Рога на могильных столбах - символ иного, небесного мира, где обитают предки и куда отправляется душа В общем, Нохур оказался просто переполнен символизмом, ведь тюльпаны и их изображения были одним из излюбленных знаков сельджуков, группы туркменских племен вышедших из этих краев, и давших начало блистательной Османской Империи. В столице же оттоманской империи послы Нидерландов познакомились с сортами среднеазиатского тюльпана, культивирующихся при дворе султана, вывезли их к себе на родину и дали начало знаменитым голландским сортам, прославившимся на весь мир.

Процессия нохурских мужчин После краткого обсуждения Сапарклыч-ага решил не искушать судьбу и не ехать по короткой, но неизвестной водителям дороге через горы, а вернуться прежним путем. Это дало нам возможность опять проехать по узким уличкам Нохура, увидеть очень интересную процессию. Мы встретили местных мужчин, возвращающихся из мечети.

Нохурский яшули Среди них можно было видеть несколько благообразных стариков, называемых уважительно яшули, которые будто бы сошли с экрана фильма "Белое солнце пустыни", такие же окладистые седые бороды и роскошные папахи. Особенно колоритным оказался один высокий и стройный старик в белой папахе, наши "папарраци", вежливо спросив его разрешения, сделали несколько прекрасных кадров.

Горный кишлак Нохур После Нохура "караван" вернулись на шоссе и направились по направлению к городу Кара Кала, до которого оставалось 200 километров. Дорога проходила через город Кызыл Арват, слово кызыл - красный - ясно указывало на то, что он так назван был после 1917 года, но потому как местные называли свой город именно Кызыл Арватом, и мы не запомнили его нового названия, было понятно что это наследие красной Атлантиды будет существовать еще долго.

Город запомнился двумя вещами: первое - это заправкой, а второе - едой. Все, кто более или менее интересуются окружающим его миром знает, что в Туркмении есть много льгот для населения, но когда сталкиваешься с ними в реальности и примеряешь на себе, то это, как говорят в Одессе "очень большая разница". Я примерил бесплатные 120 литров бензина в месяц свой "Матиз" и мне стало на душе, вы сами понимаете, как…

Дальше через дорогу мне представилась возможность попробовать аутентичный туркменский фаст-фуд. На обочине, на бойком месте у оживленной транзитной улицы находилось кафе, где подавали фитчи. Фитчи - это свойственное только туркменской кухне блюдо, которое представляет собой круглые пироги из пресного нежирного теста с сочным мясным фаршем из баранины и молодой верблюжатины. Пироги выпекаются в металлических формах в тандыре либо в духовке. Вкус просто изумительный, даже декларируемые вегетарианцы не смогли устоять от соблазна. Двух небольших пирогов достаточно взрослому человеку, чтобы ощутить приятную тяжесть во чреве.

После Кызыл Арвата последовал долгий, ничем не примечательный перегон до пограничной зоны и районного центра Кара Кала. Уже затемно мы подъехали к пограничному посту, процедура прохождения которого оказалась довольно любопытной и продолжительной. По предоставленному списку пограничник в сверяет данные с паспортами и фотографии с живыми оригиналами, затем по полевому телефону, перекрывая помехи, сообщает сведения в комендатуру погранотряда, персонально это занимает около 5-7 минут, а на группу - больше часа времени. Так и получается ситуация, как в анекдоте, когда дочка показывает отцу на художника, старательно рисующего портрет, и говорит: "Посмотри папа, как дядя без фотоаппарата мучается", - так в этом случае: посмотрите, как дяди без факса и интернета очень мучаются.

В 11 часу мы, наконец, добрались до ночлега. Заночевали в Кара Кала, в гостеприимном доме Александра Константиновича, гида с немецким языком. После непродолжительного ужина и продолжительной беседы все вповалку улеглись спать в комнате для гостей. Все мучительно, несмотря на усталость, привыкали к храпу своих ближних.

3-й день: Каракала - Мадау - Дехистан - Машад Ата - Балканабад (370 км)

Лунные горы Туркменистана Ночь в Каракале прошла нормально, после завтрака и сердечного прощания с Александром Константиновичем и его многонациональной семьей мы отправились в путь. Первой остановкой был базар, который ничем не выделялся из череды типичных базаров, там мы пополнили запасы. Мне Каракала запомнилась четырехэтажным зданием управления погранотряда, стоящим массивным форпостом сталинской архитектуры в этом маленьком городке из одноэтажных частных домов и высокими многометровыми кипарисами, украшающими дворы и улицы.

Лунные горы Туркменистана Выехав за город, мы быстро добрались до поста и свернули направо, где по сторонам дороги расстилась холмистая местность, позолоченная редкой сухой травой. Спустя некоторое время холмы сменились невысокими горами, и караван сделал остановку у так называемых Лунных гор. Эти была небольшая горная гряда, которая выделялись своим серым цветом и причудливой сужающейся к вершине конической формой и напоминающей многократно увеличенные возводимые детьми на рижском взморье замки из раствора морской воды и песка. Местность, действительно, имела сюрреалистический вид, и вполне могла пополнить список мест на нашей планете, чьи виды напоминают неземные пейзажи. Так, к пустыне Мохаве в Калифорнии и исландским вулканическим ландшафтам - местам, где проходят подготовку астронавты НАСА, можно смело добавить Лунные горы Туркменистана.

Лунные горы Туркменистана Группа часто останавливалась для фотографирования красот ландшафтов, ведь места действительно были очень красивые, и среди нас также находилось два фотографа - Миша и Владимир Федорович Долгий. Жена Долгого нашла способ разнообразить эти частые остановки тем, что предложила всей группе вставать на гребень какой либо возвышенности на особо красивом фоне и принимать какую-нибудь смешную позу, например, задрать вытянутую ногу вверх, как танцовщица канкана, либо вытянуть руку вдаль в позе памятника Ильичу. В общем, эта массовка очень веселила в пути и сплачивала группу.

Каньоны Туркменистана Мы миновали горы и попали в узкую долину, по правой стороне которой проходил огромный вымытый дождями овраг. Вскоре показался пост, у которого и без того не узкий овраг разрастался до размеров настоящего каньона. Пока сопровождающие утрясали формальности на посту, как никак мы находились в приграничной зоне, все инфо-туристы пошли набираться впечатлений к кромке "каньона". С крутой, высотой с пятиэтажный дом, и изъеденной эрозией кромки открывался действительно стоящий вид на огромную вымоину в форме ромба, протяженностью в самой широкой части около одного километра и длиной порядка полутора километров, с протекающей речкой-саем и густыми зарослями тугая на дне. Мало кто рискнул подойти к краям вымоины, так как почва была глинистой и уже на подходе попадались глубокие уходящие вниз промоины.

Встреча с верблюдами Далее последовал довольно долгий переезд, оживленный первой за время путешествия встречей с верблюдами. Туркменские верблюды, конечно, требуют отдельного рассказа, и их трудно описать парой слов. Важно было то, что они оказались дромедарами или одногорбыми, в отличие от своих собратьев в других странах Центральной Азии, где верблюды, в основном, представлены бактрианами или двугорбым подвидом. Кроме того, еще масть местных дромедаров отличается от виденных мной на Ближнем Востоке светлого оттенка желто-золотистых верблюдов более темным, практически коричневым окрасом.

Верблюды не боятся людей, но в тоже время совсем близко к себе не подпускают, в нашем конкретном случае доверие было установлено щедрым угощением, и гордые корабли пустыни согласились позировать, даже разрешили прикасаться к себе.

Основной целью маршрута 3-го дня были развалины города Дехистан на Машад-Мисарианском плато, которое находится по обе стороны южной оконечности хребта Копетдаг и выходит к Каспийскому морю. Сейчас это территория Туркменистана и Ирана, а древности эти земли принадлежали государству Хорезмшахов. Выехав на плато, мы попали в полупустынную местность, по которой проходила граница с Ираном. Я видел вдали пограничные вышки и минареты иранского поселка, а на мобильном телефоне появился роуминг от иранского сотового оператора.

На невысоких вершинах дюн находились ржавые металлические остовы какой-то военной техники, я не мог оставить этот вопрос непроясненным. Караван остановился, и все решили использовать самую высокую дюну как место проведения обеда. Я осмотрел остатки техники на дюне и, несмотря на боль в колене, с сходил к другим конструкциям, валявшимся неподалеку. Металлические конструкции оказались лафетами зенитных орудий, которые охраняли развернутые когда-то здесь позиции ракет ПВО.

Наконец, около 14.00 мы приехали в поселок Мадау, этот место, о котором Сапарклыч Рахманович с болью в голосе рассказывал в начале путешествия. Этот кишлак почти полностью построен из кирпича, взятого из построек древнего города Дехистан. В кишлаке, который с севера окружен высокими песчаными дюнами, нет асфальтированных дорог, и практический никаких растений. Однако народ там совсем не бедствует и ярким примером тому послужил случай с одним из местных жителей, который подошел к нам в самой дешевой китайской рубашке, в которой в Ташкенте ходят поденный рабочие, и старых штанах и разваливающихся шлепках на босую ногу, и поинтересовался у наших провожатых, куда мы направляемся, и тут же предложил свои услуги в качестве проводника. Спустя пять минут после разговора, видимо в подтверждение своих серьезных намерений, он появился на песочного цвета внедорожнике Ниссан "Патфайндер" модели 2005 с наклейками дилеров поддержанных автомобилей с восточного побережья США. Это было большим сюрпризом для меня, и дальше, когда во дворах очень скромных жилищ стояли очень нескромные автомобили.

В Мадау мне довелось попробовать чал - это напиток из слегка перебродившего верблюжьего молока. Скажу честно, я делал это с опаской, прикидывая в уме последствия этого шага для желудка, но результат и момент дегустации был положительным, приятный на вкус, с кислинкой напиток превосходно удалял жажду в полуденный зной.

Далее, в поселке, наши фотографы устроили себе прекрасную фотосессию с неизбалованными вниманием людей с объективами местными ребятишками, которые с неподдельными эмоциями и естественностью собирались в группки по просьбе фотографов.

Также в Мадау я обратил внимание на своеобразные устройства по сбору дождевой воды, которые пристроены к крыше практически каждого дома. Данный водосборник представляет собой водосточную трубу, соединенную Г-образной аркой со специально вырытым колодцем во дворе. В сезон дождей в колодец набирается вода, которая затем используется на различные хозяйственный нужды. Это очень рациональное приспособление, и я предполагаю, что оно скоро станет необходимым атрибутом домохозяйств всего нашего засушливого региона.

Развалины Дехистана Выехав из поселка, мы за двадцать минут доехали до развалин Дехистана. Мне очень запомнился момент, когда посреди голой степи вдруг показался два минарета и портал мечети, единственные здания, оставшиеся от города, который во времена своего расцвета соперничал с Самаркандом и Мешхедом. Эти высокие сооружения, и особенно портал медресе, украшенный прекрасными синими изразцами, разительно выделялись среди монотонного желтого ландшафта, можно только предполагать, что, если бы данный портал уцелел, то он составлял бы заметную конкуренцию заметно более молодым шедеврам Самарканда.

Остановившись возле домика смотрителя, группа сделала несколько фото крупным планом и выдвинулась, наконец, на само городище. Развалины представляли собой невысокий овальный холм окружностью около полутора километров, склоны которого образовались из обвалившихся крепостных стен, посреди которых и возвышались приковывающие взгляд путника минареты и портал. Среди развалин когда-то работавшая здесь археологическая экспедиция расчистила несколько фундаментов зданий, и по ним легко представить, что это были за постройки и какие помещения в них были.

Минарет в Дехистане Несмотря на боль в колене, я не удержался и забрался на один из минаретов, это было достаточно тяжело, из за практически разрушившихся ступеней внутри башни и отсутствие перил, а также зияющих дыр в стенах. Но эти трудности не идут ни в какое сравнение с восторгом от открывающейся панорамы сверху.

Закончив осмотр Дехистана, мы вернулись к дому смотрителя комплекса и стали решать, что делать дальше. Уважаемый Ата предлагал заночевать здесь же, в домике, но группа не соглашалась, и, уступая нашим просьбам, наш устроитель тура пересмотрел маршрут.

Следующим пунктом нашей программы в оставшиеся светлое время значился некрополь Машад Ата, расположенный в нескольких километрах от погибшего города и бывший некогда святыней покинутого оазиса.

За полчаса мы доехали до некрополя. Здание некрополя венчал полукруглый купол с узкими дорожками карнизами, по которым можно было взобраться на его вершину. После осмотра внутренних помещений некрополя, в которых очень интересно было увидеть орнамент со свастикой (это арийский языческий символ солнца и вечной жизни) в мусульманской святыне и таблички на трех языках, что данный комплекс отреставрирован на средства правительства США. В общем, газовая дипломатия в действии. Справедливости ради стоит отметить, что реставрация была проведена очень деликатно и умело, сохраняя и подчеркивая аутентичность убранства и консервируя несущие конструкции. Это очень выгодно отличало реставрационную работу в Туркменистане от пошлого евроремонта на памятниках соседних стран.

Опять же рискуя, мы не отказали себе в удовольствие вскарабкаться по узким, едва полуметровым карнизам на купол мавзолея, который высился громадой пятиэтажного дома. У подножия некрополя расположилось старинное кладбище с причудливыми крестообразными надгробиями, несущими в себе, скорее всего, образы несторианских крестов.

Закончив осмотр Машад Ата, и уже в сумерках, караван рванул прочь из этих глухих мест к дороге на Балканабад. От ночевки в голой степи нас спас опыт и умение наших водителей, которые в спустившейся темноте безошибочно вышли сначала на тракт, а потом и на асфальтированную трассу.

За два с половиной часа езды на высокой скорости группа добралась до Балканабада или Небитдага на советских картах. Этот город является областным центром одного из пяти вилайетов страны и столицей нефтяников Туркменистана.

Добравшись до Балканабада, часть группы осталась ночевать в отеле "Небитчи", а мы решили заночевать с Ата у его институтского товарища.

Рыбный плов Таких традиций гостеприимства к в Центральной Азии нет, наверное, нигде в мире, разве что на Кавказе, да и те занесены туда как папаха и лезгинка туркменами-сельджуками. Стоило Ата позвонить своему другу и сказать, что он приедет с компанией из 8 голодных мужиков ночевать в обычную советскую трехкомнатную квартиру, как уже через час после этого, когда мы только входили в квартиру и знакомились с хозяевами, в зале уже был накрыт дастархан с обильными салатами вместе с рыбным пловом, да-да, рыбным пловом. Это блюдо, экзотическое даже для уроженцев Ташкента, было поистине хитом программы, ради которой стоило забыть о перспективе спать вповалку в маленькой детской комнате в компании 7 храпящих мужиков.

Я и сейчас, по прошествии, времени благодарен той туркменской семье, которая нас приютила в ту ночь.

4-й день: Балканабад - Янги Сув - Гёзли Ата (183 км)

Четвертый день также начался рано, и кто встал пораньше, первым наслаждался горячим душем. Наши хозяева расстелили в прихожей большой достархан и подали простой, но обильный завтрак.

После завтрака, по пути в гостиницу "Небитчи" получилось осмотреть единственный в своем роде памятник туркменскому верблюду. Монумент представлял группу путников с верблюдом в центре, которые попали в песчаную бурю. Скульптор поработал очень хорошо, изваяние сочетало в себе монументальность и реалистичность, казалось, что действительно где-то рядом завывает ветер, и мириады песчинок бьют им в лицо. Единственное спасение - это выносливость друга человека - верблюда, сила которого помогает людям вынести разгул стихии и выжить в пустыне.

В гостинице "Небитчи" нас ждала вторая половина группы. Остановка в гостинце затянулась на полтора часа из-за того, что нужно было отремонтировать "Лендкрузер". Во время этой паузы получилось осмотреть номера, познакомится с коллегами, персоналом государственной компании "Балкансаёхат", офис которой находился на первом этаже гостиницы. Во дворе отеля был разбит хороший и ухоженный парк из иранских хвойных растений. Достопримечательностями там были птичник с павлинами и пара маслин со спелыми плодами. Было очень неожиданно встретить это средиземноморское растение в нашем регионе, хотя и в самой южной его части.

В двенадцатом часу караван тронулся в путь. По пути удалось осмотреть Балканабад при свете дня и сделать остановку на базаре. В городе пока еще не так много новых и современных зданий, выделялись разве что бывшие министерство нефти и газа и пара зданий и статуй, которые входят в "джентльменский набор" любого туркменского города. В основном, город состоит из зданий советского периода, которые, однако, прошли реконструкцию и содержаться в хорошем состояние, также ведется работа по озеленению.

Базар выделился из общей массы туркестанских рынков, которые, как уже говорилось, одинаковы по всему региону, очень широким выбором копченой рыбы и дичи. Причем особого внимания заслуживала именно копченая рыба, так как дичь и "свежая" рыба, лежавшие на прилавках, провели несколько дней в морозильники, так как базар в праздники не работал (мы приехали в Туркмению как раз в конце Хаита).

После шопинга мы, наконец, выехали за город, дорога была в удовлетворительном состояние, погода также благоприятствовала, было тепло, и солнце часто пробивалось из-за туч. Ландшафт сначала составляли стоявшие невдалеке от трассы высокие и скалистые Балканские горы. С самого начала меня удивляло созвучие местных названий - Балканабадский велоят, Балканские или Балхансие горы с общепринятым географическим названием Балканского полуострова, находящимся далеко на западе. И мне кажется, что современные европейские Балканы, известные со времен античности как Фракия и Иллирия, также получили свое название от огузского этнонима, который род сельджуков вынес со своей среднеазиатской родины.

Следуя по маршруту, караван двигался на север, по направления к плато Устюрт и заливу Кора-Богаз-Гол. Местность представляла собой степь, изредка переходящую в пустыню. Во время остановок на пустынных участках получалось снимать очень красивые фотографии, оригинальность которых заключалась в ярком полуденном солнечном свете, отражающемся от яркого золотого песка, создающем видимость жары и теплой осенней одежды изображенного на снимке человека. Получался интересный и контрастный снимок. По дороге часто стелилась своеобразная песчаная поземка, подобная той, что часто бывает, когда сильный ветер в морозный день слегка поднимает над землей снежинки где-нибудь в средней полосе России.

Со временем пологая степь начала сменяться на холмы, которые в свою очередь становились все выше и массивнее. Дорога все больше приобретала вид серпантина и чем дальше она уходила на север, тем хуже становилась асфальтовое покрытие. В четвертом часу мы, наконец, приблизились к цели нашего дневного перехода - к местности Кызыл Сув. Это стало понятно, когда караван повернул резко вправо на широкую грунтовую дорогу, и которая довольно скоро перешла в протяженный тридцатипяти градусный подъем. По мере движения прояснилось, что подъем ведет не на очередной, пусть и огромный холм, а является своеобразными воротами на плато, которое, в свою очередь, есть одна из многих возвышенностей, предшествующих титаническому подъему земной тверди, называемому плато Устюрт.

Так как караван поднялся на плато, то вид из окон поменялся, теперь вместо лабиринта холмов взгляду открылась широкая панорама похожих друг на друга возвышенностей, с резко обозначенными вследствие эрозии почвы краями, которые по географической терминологии называются чинки. В начале данного отрезка пути, пока дорога шла недалеко от края плато, машины пару раз сворачивали вправо и делали остановки, давая возможность размяться пассажирам и полюбоваться открывающимися видами. В эти моменты можно было также осторожно подойти к краям обрыва выстой примерно 40 метров, и усесться на самый край и свесить ноги… ощущения острые, особенно когда потом приходило понимание, какая почва находилась под пятой точкой. Ведь это та же самая спрессованная глиняная порода, и такой же чинк, который выглядит со стороны, как будто великаны на хмельную голову били кулаками и ребрами ладоней по краям плато, и от этого образовались такие зияющие воронки и проломы.

Одним из интересных моментов была остановка на древнем кладбище, которое провожатые называли казахским. Я очень осторожно отношусь к слову древний, но в этом конкретном случае оно было более чем уместно. Первое, что бросалось в глаза - это надгробия в форме саркофагов из камня-ракушника с лаконичными надписями арабской вязью, ставшие от воздействия времени и осадков полыми внутри, и рассыпающимися от прикосновений к ним. Далее виднелись лучше сохранившиеся полуметровые столбики с треугольным верхом, напоминающим крышу пагоды, и богато украшенные затейливым растительным орнаментом. Третий тип могилы был простым овалом из неотесанных камней, выложенных вокруг могильного холмика и практически сравнявшийся с землей. По моему мнению, кладбище можно однозначно назвать ордынским или кыпчакским, так оно разительно отличается по виду от могил, виденных ранее у туркмен. А также смело датировать первой половиной тринадцатого века, временем принятия Ислама в Золотой Орде. В Великой степи артефакты возрастом более семи веков - это уже седая древность.

Каньоны Кызыл-Сув В пятом часу мы, наконец, добрались до каньонов Кызыл-Сув. Это было действительно великолепное зрелище, все то, что предстало взгляду, было действительно настоящими каньонами, прямо как, где-нибудь в Аризоне или Колорадо. Эти каньоны образовались вследствие глубокой эрозии почвы и простираются узкими, крутыми языками ущелий на километры в глубину плато. Урочище Кызыл-Су, место, где находится этот уникальный ландшафт, образовалось от совпадения нескольких факторов: это, прежде всего, резкий обрыв плато в самой высокой его точке, выход плато на прибрежную равнину залива Кора-Богаз-Гол и неутомимое на протяжение многих тысячелетий воздействие сил природы - осадков и ветра на чинки и породу плато.

Каньоны Кызыл-Сув Видя такое зрелище в золотых лучах начинающегося заката, невозможно было остаться в машине. Вся группа высыпала на воздух, разбрелась по краям каньона, что стоило многих нервов нашему провожатому Сапарклыч-Ата. Он всячески предостерегал всех от такой опасной близости, но все равно мы рисковали ради выгодных ракурсов для фотографий и адреналина от нахождения у края пропасти. После того как фото были сделаны, группа наконец начала спускаться с плато, по достаточно пологому склону, для осмотра дна каньонов. Место, повторяю, уникальное: широкая и расширяющаяся к западу, равнина соседствует с вздымающимися отвесно стенами ущелий каньонов. Находясь там, каждый может выбирать, пойдет ли по дну таинственного каньону вглубь плато или по открытой всем ветрам равнине, направится к одиноко стоящей, как декорация из вестерна, горе.

Каньоны Кызыл-Сув Я сначала прошел по дну каньона несколько сот метров, но, пройдя вглубь и оказавшись в той части, куда не попадал солнечный свет, мне, мягко говоря, стало холодно и неуютно. Поэтому я вернулся к группе, и мы пошли по равнине к "американской" горе. Почему американской, да потому что эрозия источило некогда могучую гору в форме гигантской трапеции с узкой вершиной и широким основанием, от которого поднимались практически под шестидесятиградусным углом стены с узкими террасами. В общем, эта безымянная, но очень приметная гора могла служить прекрасной натурой для съемок "спагетти-вестернов" режиссера Серджио Леоне и порождала четкие ассоциации с ковбойскими фильмами детства. Единственное, что можно было добавить туда для величины эффекта, так это бутафорские кактусы на заднем плане. В ходе осмотра вся группа за исключением водителей забралась на одну из высоких террас горы, по ходу одному из наших фотографов удалось сфотографировать лису. Вид с террасы был просто фантастический, клонящееся к закату осеннее солнце освещало землю мягким багровым светом, окрашивая стены и дно каньонов в красный цвет. Это придавало еще большее сходства каньонов Кызыл-Су с местами на Диком Западе.

Закончив осмотр Кызыл Су и с последними солнечными лучами группа вернулась к машинам, которые за время прогулки спустились вниз на равнину, двинулась обратно через плато к месту ночлега. По дороге на плато, неподалёку удалось увидеть небольшой табун диких лошадей, которые, по словам сопровождающих, далеко не редкость в этих местах. Дикая лошадь - животное умное и осторожное, и поймать ее очень трудно, можно разве что подстрелить. В общем, наблюдение туркменских мустангов было тем последним штрихом к такой неожиданной и глубокой аналогии этого прекрасного места с прериями и каньонами Северной Америки.

Спустя час езды по сильно пересеченной местности, мы добрались до финальной точки дневного маршрута мазара Гёзли-Ата. Местом ночлега на этот раз оказался приют для паломников, расположенный центре огромной котловины, окруженной невысокими чинками подступающих со всех сторон утесов. Непосредственно приют представлял собой ряд культовых, жилых и хозяйственных построек, сгруппированных на большой территории, площадью в три футбольных поля. Сразу за жилым помещением на невысоком, с плоской вершиной холме, находилось старое кладбища с мазаром Гезли-Ата. Жилым помещением оказался очень длинный Г-образный дом с балаханой (открытая надстройка вместо чердака, используемая для ночлега в теплое время года, характерная для ЦА). Справа от жилья находилось еще две недостроенные мечети, а в конце огромного участка находилась большая мечеть со светло-зеленым куполом.

Освоившись, группа начала всем миром накрывать дастрахан и готовить ужин. Главным блюдом оказалось вареное мясо молодого барашка. Мясо готовилось в огромном казане на низком сложенном из камня с цементом очаге, с подведенной трубой бесплатного газа. Отварив в казане картошку, получилось роскошное блюда путешественника и искателя приключений - сочная молодая баранина с вареным картофелем, нарезанным кольцами свежим луком и солью, стопроцентный натурпродукт!

Поужинав и напившись зеленого чаю, группа устроилась на ночлег на роскошных курпачах, в огромном количестве сложенных в дальних концах жилых помещений. В спальных комнатах было тепло и просторно и это был лучшей ночлег за время моего инфотура!

Продолжение следует…

Дмитрий Видманов
ноябрь, 2010 г.

Полезные ссылки:
  • Советы путешественников    >>>
  • Отзыв о путешествии по Средней Азии. 5-19 сентября 2010 г. >>>
  • Путешествие по Шелковому пути >>>
  • Исторические памятники Туркменистана >>>
  • Отели в Туркменистане. Лучшие гостиницы Туркменистана   >>>
  • Города Туркменистана   >>>
  • Посольства и консульства в Туркменистане    >>>






  • О компании  |  Контакты  |  Реклама на портале  |  Условия использования сайта
    OrexCA.com © 2003-2017. Все права защищены
    Разработано креативной группой OrexCA.com
    Условия использования портала
    Все услуги лицензированы
    ISO 9001:2008
    Наши контакты: e-mail: info@OrexCA.com
    Отдел бронирования: (+998 71) 200 96 00
    Отдел туризма: (+998 71) 230 96 50
    Администрация: (+998 71) 230 96 51